IceWindTale
Вообщем не судите строго
Среди зеленых лесов раскинулся огромный столичный город Пронтера. Солнце, лениво выползающее из-за холмов гор Мьелнир, своими по-утреннему жаркими лучами скользило по камню домов и дорог. Пронтера был одним из самых больших городов Рун-Мидгарда. Две центральные улицы пересекали его крестом, в центре которого был фонтан со статуей великого короля. Зелень деревьев и цветение вишни окутывали улицы и переулки. Город начинал просыпаться, первые зевающие торговцы раскинули свои палатки, ожидая первых своих клиентов.
По центральной улице, немного ссутулившись и держась за голову, шел убийца.
- Чертов Мифа, катись он к черту со своими настойками, - чертыпыхался пересохшим ртом он, вспоминая с дрожью ту жуткую попойку, которую устроил его друг хай прист. В голове что-то словно вспыхнуло и отозвалось ужасной болью. Убийца смачно выругался.
«Что же он подмешивает в свое пойло», - тоскливо подумал он про себя.
Вдруг от болезненных мыслей отвлек еле уловимый слуху шум скатившейся черепицы, исходящий от недалеко стоящих домов. В одно мгновение от подступившего адреналина, взбудоражившего кровь, он протрезвел, а взгляд заскользил по теням. Кто мог бы следить за ним? Да и зачем? Хотя, все равно. Кросс расслабился и с ухмылкой ушел в тень.
С крыши, спрятавшись в тени, его раздосадовано проводили глаза другого убийцы, юной девушки, молодой и не опытной. Этот кросс был ее первым заданием, выполнить, которое она обязана была во имя чести и славы ее клана. Выполнить или умереть.
«Сбежал. Досада. А он все таки ловок», - подумала про себя кросска и с грацией молодой лани из тени в тень, слышимая только себе и попутному ветру, последовала за ним. Но, добравшись до первого безлюдного переулка, она спрыгнула с крыши.
«Ушел.. Ну, ничего. Я найду его, и пусть побережется моего клинка, - раздосадовано текли ее мысли. – Нужно переодеться и поискать его».
Следуя всем правилам скрытного передвижения, вспоминая все уроки в школе убийц, девушка рыскала по улицам огромного города, прислушиваясь к нагнетающему шуму города, в котором никому ни до чего не было дела. Никто и ничто не должно помешать выполнению ее задания. Никто и ничто.
После некоторого времени потраченного на поиски, убийца заметила спящего торговца, прислонившегося к стене. На его лотке лежали недорогие одежды менестрелей. «Все менестрели настолько женственные, что никто и не заподозрит неладное во мне», - тут же смекнула она. Борясь с принципами и гордостью убийцы, а не какой-то жалкой воровки, девушки схватила одежду и скрылась в тени. Пройдя же несколько шагов, совесть взяла вверх и, девушка, вернувшись, кинула пару монет за одежду.
Спрятавшись в каком-то странном и неприметном углу, девушка стала переодеваться. Легкие одежды убийцы упали на пыльную брусчатку. Широкими бинтами она перетянула свою грудь, ничто не должно выдать в ней ее женское происхождение тела. Холодный шелк белой рубашки приятно бодрил разгоряченную от поисков кожу, льняной жилет окончательно скрыл ее женскую грудь, а широкие колоколообразные штаны до колен замаскировали широкие бедра. Длинные волосы быстро спрятались под беретку и, довольно осмотрев свой новый образ, убийца вышла из тени.
Весь день ушел на поиски, она прислушивалась к разговорам, засматривались в лица, заглядывала в дома, но все ее старания терпели неудачу. Вконец выбившись из сил, убийца решила заглянуть в местную таверну, перекусить и может быть, что и разузнать о ее новом «друге». Но какое же ее было удивление, когда, распахнув дверь местной столичной забегаловки, в углу за столом сидел он! Раскрасневшийся от выпивки кросс хвалился друзьям победами, как в любовных делах, так и на поле боя. Он довольно с грохотом положил на стол оружие, от вида которого у девушки засвербело. Редкий, грубовато выполненный, но совершенно идеальный нож, инкрустированный картой атроса, способен дать такую силу своему владельцу, что во многих гонках в желании овладеть заветным желтым камнем у соперников не могло быть уже шанса.
«Попался, легкая добыча. Он пьян. У него нет шансов», - отмахнувшись от мешающих мыслей, убийца вернулась к выполнению своего задания. Она вальяжно, чуть хромая, пошла в сторону кросса, сжимая под одеждами катар в форме человеческого тела.
Но как только она чуть приблизилась к нему, кросс обернулся.
- Кто ты? – чуть хрипло и лениво спросил он, смерив ее взглядом. В его голосе была прямая угроза, народ в таверне притих. Поняв, что сейчас начнется что-то жуткое и мордобитное, посетители устремились к выходу, но остановились у дальней стены влекомые своим любопытством. Вставая, кросс крикнул хозяину: - Я оплачу ущерб!
- Я… я… я не понимаю о чем ты, - выдавила из себя девушка. Издалека этот мужчина казался несколько мельче. Теперь же стоя лицом к лицу, на расстоянии вытянутой руки, ей приходилось задирать голову, чтобы смело смотреть в его глаза: - Я всего лишь странствующий музыкант, ищущий свое пристанище в этом огромном мире возможностей. Менестрель.
- Менестрель говоришь? – мужчина смерил ее пытливым взглядом, презрительная улыбка исказило его лицо и, плюнув в сторону, продолжил: - А чего задницей виляешь как баба?
Ехидность в его голосе больно резанула по гордыне и самолюбию девушки, и она выхватила свой катар, чуть отскочив назад.
- Ты из какого клана, девочка? – кросс все так же ехидно улыбался, даже не тронувшись с места.
Как же эта ухмылка бесила ее, задевала ее гордость. Девочка! Он посмел назвать ее девочкой!
- Готовься к смерти! – закричала убийца в ярости, бросаясь на мужчину в фирменном ударе из множеств быстрых режущих и колющих проходов катара. Но все удары рассекли лишь пустоту. Кросс же стоял у входа таверны, народ вывалился на улицу.
- Иди сюда, деточка, - с еще большим презрением шепнул он. От этой презрительности в глазах девушки потемнело от ярости. Никто и никогда не смел с ней так говорить. Но кросс же продолжал: - Устала? Может быть отдохнешь?
- Оставь свою жалость для слабаков! – дерзко вздернув нос выкрикнула девушка.
- Типичный Лин Куэй. Мне бы стоило убить тебя, но, ладно.. я дам тебе всего один шанс и не отвечу на всего один твой удар, - тихим и серьезным голосом ответил кросс.
Кросска крепче перехватила катар и, глотнув яд, который обычных людей убивал мгновенно, а натренированным и приученным убийцам придавал нечеловеческие силы, со всей силы рванула к нему. Она понимала, что если промахнется, если ее удар не сразит его, то в ту же минуту она последует к почившим ее братьям и сестрам. И, о чудо, она не промахнулась. Но вся собранная ею ярость и сила, влитая всего в один удар, лишь только поцарапала призрачный доспех. От осознания своего поражения девушка тяжело и обреченно застонала. Через мгновение кросс шелохнулся, быстрым еле уловимым ударом выбил катар из ее рук и, толкнув, прижал к стене.
- Ты выиграл, - тихо прошептала девушка, прощаясь уже со своею жизнью. – Убей меня.
Зажимая ее руки, придавив ее к стене своим телом, мужчина смотрел на нее сверху вниз, внимательно изучая пойманную жертву.
- Мне жалко убивать столь прелестное создание, - его шепот коснулся ее уха. Теплое дыхание защекотало кожу щеки, и неожиданно он прильнул долгим и страстным поцелуем к ее пересохшим губам. Она пыталась сопротивляться, зажатая и обессиленная от ярости, но открытое к нему влечение оказалось сильнее ее желания вырваться. В поцелуе она отдавалась и подчинялась ему, пьянея и уже ничего не соображая. Мягкие, горячие губы, требовательный и ласковый язык. Казалось, кто-то отключил весь мир, стер сознание реальности, но вдруг все оборвалось. Кросс отстранился, также крепко сжимая ее.
- Мы связаны одной нитью. Когда подрастешь, можешь попытаться найти меня, - произнес он. Ночь поглотила его фигуру, оставив ее наедине с безумным биением сердца.

На утро кросска проснулась с непонятным сумбуром в голове, неосознанные и еще не понятые ею мысли роились в голове стуча моточками по вискам, но сегодня был тот самый день, когда все гильдии могли доказать свое превосходство, отвоевав замок в одном из городов и гордо вывесить свои флаги. Да, сегодня настал тот самый день, когда ее сознание кричало от предвкушения новой дозы адреналина, растекающейся огнем по венам, томной ломотой ноющей в каждой мышце тела.
Приведя себя в порядок и облачившись в кроссовскую одежду цвета черной пантеры с мягким кожаным блеском, Таура направилась к рынку закупить себе расхода для предстоящих боев. Именно в этот день рынок заполнялся ценными белыми слимами, лечащими раны, ядами для убийц, чантами для оружия и многим, многим другим. Цены так же не могли не радовать, торговцы пытались выставить свой товар в более привлекательном свете для покупателей.
Кожей спины, чутьем убийцы она уловила на себе пытливый взгляд, что-то еле слышимо зашуршало. Девушка, выхватив катар, разрезала пустоту. За спиной, чуть в стороне стоял вчерашний кросс, ее цель и задание, враг и вожделение.
- Пришел, чтобы умереть? – прыснула она, все еще помня нанесенную обиду ее самолюбию и гордости. Подступивший к горлу комок предательски выдавал ей страх предстоящего боя, если он произойдет, неопытная убийца понимала и принимала свое поражение.
- Нет, пришел спросить, чем будете заниматься на это гильд варе, - спокойно ответил кросс, смерив ее взглядом.
Спокойствие его голоса и расслабленность его тела, успокоили Тауру:
- А черт его знает. Брок куда-нибудь пошлет.
- Ну, удачи вам, - кросс растворился в тени настолько бесшумно, что у Тауры перехватило дыхание. В воздухе лишь остался еле уловимый сладковатый и пряный запах его кожи.
«Странный какой-то. Сильный. Добрый», - невольно отметила девушка про себя, но тут же прогнала рождающуюся в ней симпатию. Она обязана убить его, и она сделает это или умрет сама. Другого исхода не будет.

Вот и настал тот самый заветный и возбуждающий час, когда все в сознании Тауры, сведенное с ума от предвкушения, могло вырваться и обрушиться яростью и страстью боя.
Посланная в разведку, убийца с быстротой кошки неслась к империумной. Замок-лотерея, переходящий от гильдии к гильдии. Кто последний нанесет удар, тот и победил в коротком мгновении битвы. Успеть быстрее, не попасться на шальной укол клинка в спину, не нарваться на ледяные гасты магов. Сетуя и ругаясь на свою некоторую неопытность и медлительность, Таура стала замечать, как ее обгоняют шумящие доспехами паладины, лорд кнайты и кроссы, с плеч и груди которых отчетливо и угрожающе смотрели на нее черепа с костями. Она знала эту гильдию, знала их силу и еще больше ушла в тень, прижимаясь к стене. Но неожиданный каст рувоча осветил ее и выбил из сладкой, безопасной тени. Нависший над ней профессор кинул под ноги липкую паутину, обездвижив ее. Глаза девушки невольно широко раскрылись, за спиной она почувствовала приближение, и холод страха и предстоящей боли и смерти сковал ее тело и сознание. Знакомое дыхание, сладковато-пряный запах кожи и шепчущий голос ей на ухо, дрожью отзывающийся в ее сердце:
- Рано. Еще слишком рано мы повстречались.
Она почувствовала легкое прикосновение пальцев к ее шее и провалилась в темноту.
На респе ее привели в сознание заболтивые руки хай пристки.
«Замок захвачен Ридом. Гильдия Пираты» - пронеслось оповещение на весь Рун-Мидгард.
«Так вот как тебя зовут. Ну, что ж, так мне будет проще найти тебя».

День сменялся днем, а за ним тут же следовал другой, так проходил месяц, другой. Гильдии, как и всегда, два раза в неделю воевали за замки, убийцы несли молчаливую смерть из тени, так же и Таура набиралась опыта и смелости. Шаги становились ее менее заметными, а пролеты катаров молниеносными. В смертельном танце боя девушка стала находить выход своих эмоций, желаний и страстей, повинуясь природному инстинкту смерти. Но после гильд варов она продолжала поиски кросса Рида, которые всегда оставались безрезультатными. Он словно испарился. Таура следила за тавернами, пряталась среди шумной толпы рынка, всматривалась в каждый шорох и тень на самом гв, но ничего… Совсем уже отчаявшись, она была готова свыкнуться с мыслью о недостижимости своей цели.

Солнце то шутливо пряталось за облака, то обдавало палящими лучами. Прекрасный белокаменный город Аль-де-Баран, знаменитый своими водными каналами, был почти безлюден, но брусчатки улиц еще помнили шаги магов и визардов, которые когда-то наполняли город в своих походах по Часовой Башне. Визарды и маги ушли, а Часовая Башня так и осталась неисследованной до конца, полная монстров прятавшихся в узких проходах ее этажей.
Прислонившись к стене, Таура сидела в тени Башни. Уставшая от поисков девушка решила передохнуть и наметить план оставшегося дня. Чуть в стороне что-то шелохнулось, потом новое движение, но уже ближе.
- Готова продолжить? – шепнул ей насмешливо знакомый голос.
Кросска мгновенно вскочила на ноги, в глаза загорелся былой азарт, а щеки запылали от прилившегося адреналина борьбы:
- На этот раз ты от меня не уйдешь! …
- Попробуешь догнать? – отсек Рид все с той же насмешкой и игривостью, которая в прошлых встречах ее выводили из себя.
Рид резко развернулся и побежал, скользя из тени в тень, еле уловимый взгляду, быстрой и проворной опрометью. Таура, наполнив легкие воздухом, последовала за ним. Холодные белые стены города остались уже позади и незаметные никому убийцы уже бежали по вечно осенним просторам возле города Юно. Слиперы, гуляющие бараны, до пошлости безумные гарпии. Таура узнала этот путь, он вел до закрытой академию Киеля.
Но вдруг кросс остановился.
-Ну что, деточка, проверим твое мастерство ?- Спросил кросс, с насмешкой смотря на молодую и неопытную кроссаку- Или уже сдаешься ?- в голосе прозвучала издевка.
-На это раз ты умрешь!-закричала Таура поудобнее перехватывая новенький инфильтратор +8 заточки.
-Даже без скелворкера ?- с тоской в голосе спросил кросс- Ты сегодня малоинтересный соперник.
Понимая возможность поражения, и своей возможной смерти девушка ринулась в атаку, однако 8 смертоносных ударов разрезали воздух. Кросс находился в другой стороне. Раз за разом Таура бросалась на Рида, пытаясь с помощью смертельного зелья уничтожить, убить, покалечить его, однако ее атаки лишь поражали пустоту.
Обессиленная она остановилась. –И это все ?! Все на что ты способна ? Видимо Лин Куэй плохо учат своих псов.-все так же издеваясь над ее беспомощностью сказал Он.
-НЕМЕДЛЕННО ЗАМОЛЧИ! –срываясь на крик сказала Таура, - Запомни, из нас только один останется в живых!-продолжила она голосом полным гнева и ненависти и бросилась сломя голову в последнюю атаку. В руках кросса неожиданно появился нож причудливой работы с непонятной гравировкой.
Раздался звон сломанного одним четким движением металла, и острие инфильтаратора упало рядом с Таурой. Кросс убрал в складки одежды мечелом, и засмеялся.